Анджелина Джоли о том, почему удалила обе груди: “Я хотела увидеть, как растут мои дети”

30.10.2019

Анджелина Джоли

Анджелина Джоли — мать пятерых детей — еще в 2013 году, сдав анализ, узнала о генетической предрасположенности к развитию рака груди в связи с мутацией генов BRCA1 и BRCA2 и сделала операцию по удалению молочных желез. Вчера актриса написала откровенную статью для журнала Time, в которой рассказала о борьбе ее покойной матери с раком молочной железы и яичников и о том, как она сама решилась на мастэктомию.

44-летняя звезда рассмотрела проблему не только с точки зрения медицины, но также с точки зрения психического здоровья и эмоционального благополучия.

Мать Анджелины, актриса Маршелин Бертран, умерла в 2007 году в возрасте 56 лет после десятилетней борьбы с раком яичников и молочной железы.


Маршелин Бертран

Я потеряла бабушку и маму из-за рака молочной железы. Я помню, как однажды держала маму за руку, когда она проходила химиотерапию, а когда она начала краснеть, мне пришлось помчаться за медсестрой. Теперь есть новые способы определить, какой препарат для химиотерапии больше подходит для каждого пациента, что приводит к уменьшению количества ужасных побочных эффектов,

— пишет экс-супруга Брэда Питта.

Моя мама боролась с раком почти десять лет. Когда я стояла в коридоре больницы, ожидая, когда тело мамы будет подготовлено к кремации, ее доктор сказала мне, что она пообещала матери, что мне сообщат о моей предрасположенности к раку. Спустя годы мне пришлось пройти генетический тест, который показал, что у меня есть ген — так называемый BRCA1,

— добавила она.

Актриса написала, что вероятность развития рака молочной железы у женщин обычно равняется 13 процентам. У нее этот показатель был гораздо выше: риск развития рака груди составил 87 процентов, а рака яичников — 50 процентов. Из-за высокого риска специалисты рекомендовали ей сделать профилактические операции. Джоли была проведена двойная мастэктомия, а позже она удалила яичники и фаллопиевы трубы.


Маршелин Бертран и Жаклин Биссет

За годы, прошедшие после операции Анджелины, в генетической диагностике был достигнут прогресс. Генетическое тестирование стало более доступным и менее дорогим. Появились такие методы лечения, как ингибиторы контрольных точек иммунитета (check-point inhibitors), помогающие блокировать “плащ невидимки”, который “надевают” раковые клетки, чтобы выжить. Ингибиторы PARP при использовании в сочетании с иммунотерапией могут повысить шансы на выживание пациентов с раком молочной железы и яичников.

Моей подруге недавно диагностировали рак молочной железы. У нее не было семейного анамнеза, но, несмотря на это, в 30 лет она заболела. Она изучила все последние достижения науки и современные процедуры. Она сделала выбор в пользу мастэктомии, удалив грудь и сосок. Она заморозила яйцеклетки, прежде чем ей пришлось пройти химиотерапию, а затем сделала реконструктивную пластику груди. Она показала свою борьбу с раком через свое искусство, чтобы поделиться своим опытом с другими,

— пишет звезда.

Знаменитость уверена, что, хотя подобные истории должны вселять в нас надежду, впереди еще долгий путь. Все дело в том, что в настоящее время нет надежного скринингового теста на рак яичников или простаты и нет эффективного лечения наиболее агрессивных форм рака молочной железы, известных как “трижды негативный рак”.


Анджелина Джоли с детьми

Я просто чувствую, что сделала правильный выбор, чтобы повысить свои шансы увидеть, как мои дети становятся взрослыми, и застать внуков. Я надеюсь уделить им как можно больше времени. Я более десяти лет живу без мамы. Она увидела лишь нескольких своих внуков и была слишком больна, чтобы играть с ними. Моя бабушка умерла в 40 лет. Я надеюсь, что мой выбор позволит мне прожить немного дольше,

— написала Джоли.

Звезда рассказала, что люди также спрашивают ее, как она относится к шрамам после операции.

Я думаю, что наши шрамы напоминают нам о том, что мы преодолели. Они являются частью того, что делает каждого из нас уникальным. Разнообразие — одна из самых прекрасных вещей в человеческом существовании,

— говорит она.

По ее словам, самые глубокие шрамы часто незаметны — они в душе. Все пациенты, с которыми она встречалась в Институте Кюри, говорили, что забота и поддержка близких — самая главная мотивация борьбы с болезнью.

Когда мы говорим о равенстве женщин, часто речь идет об отказе в правах, которые должны быть нам предоставлены. Однако я рассматриваю эту проблему с точки зрения поведения, которое нужно прекратить. Хватит закрывать глаза на жестокое обращение с женщинами. Прекратите мешать девочкам получать образование или медицинскую помощь. Прекратите заставлять их выходить замуж за человека, которого вы выбрали для них, особенно когда они еще дети. Помогите молодым девушкам осознать их уникальность. Помогите защитить женщин, которых вы знаете,

— подытожила актриса.

Фото
Gettyimages.ru



Комментарии закрыты.