Young Jeezy: «Я люблю себя таким, какой я есть»

06.10.2009

Год назад он удивил всех, выпустив альбом, посвященный экономическим и социальным проблемам. Но сегодня, готовясь к релизу своего четвертого за последние пять лет альбома, неутомимый Young Jeezy возвращается к тому, что у него получается лучше всего: trap-рэпу для гангстеров.

Jeezy не пользуется Twitter. 

Уверен, вы думаете, что сделавший себя сам бизнесмен, который заработал в прошлом году шесть миллионов долларов и недавно вошел в ежегодный список Hip-Hop Cash Kings журнала Forbes, просто обязан иметь аккаунт в Twitter. «Существует ли лучший способ привлечения новых артистов на его рекорд-лейбл Corporate Thugz Entertainment или продвижения 8732, его линии одежды? Как еще можно оперативно информировать своих поклонников о добавлении новых рекламных контрактов в личное портфолио, которое уже включает договоры с Adidas, Belvedere Vodka и Boost Mobile?» — спросите вы. Или: «Как сообщать последние новости о ходе совместного летнего тура с Lil Wayne, Soulja Boy и Drake?».

Вы ошибаетесь. «Я определенно не собираюсь быть ниггером, который пишет в Twitter что-то типа: «Я захожу в клуб» или «я сажусь в машину», — говорит 31-летний Джей «Young Jeezy» Дженкинс. — Понимаете, о чем я?»

За окном теплый июльский день. Jeezy высказывает свое мнение о Twitter’е в ходе обсуждения сетевой пиар-компании с Габриэлем Тесорьеро, его рекламным агентом с Def Jam. Мы находимся в гостиной студии Soapbox, что в районе Атланты под названием Buckhead. Jeezy объясняет свою позицию:

«Я ниггер с улиц, поэтому мне кажется довольно странным, когда каждый в курсе того, чем ты занимаешься. Не так давно я был в клубе, так вот, мне звонит мой братан и спрашивает: «Ты в клубе? Кто-то написал оттуда в Twitter, что ты там». Я оглядываюсь по сторонам, пытаясь понять, кто это мог быть. Это безумие, потому что ты можешь что-то неосторожно сказать, а эти muthafuckas тут же будут «твитерить», «твиттерить», как бы вы не называли это дерьмо. По мне, так это то же самое, что стукачество, наверное, поэтому я и не касаюсь этого».

Как вы видите, Jeezy очень серьезно относится к законам улицы. С 2005-го года, когда «Снеговик» блеснул на всю страну (сначала в качестве участника супергруппы Boyz N Da Hood с Bad Boy South, затем — и еще более ярко — со своим дебютным альбомом «Let’s Get It: Thug Motivation 101», распроданном почти двухмиллионным тиражом), он остается предан одной и той же теме — Южному драг-бизнесу (так же известному под названием «trap»), неизменно раскрываемой с точки зрения его (бизнеса) самого непосредственного участника. Даже несмотря на то, что в течение последнего года многих стало интересовать, до сих пор ли жизненное кредо Jeezy выражено в словах «Trap or Die».

“The Recession», третий альбом рэппера, явился замысловатым концептуальным опусом, который заставил заткнуться всякого критика, до этого называвшего Jeezy «недалеким гангста-рэппером». Релиз повлиял на мнения и внутреннее состояние поколения, смущенного сильнейшим за 75 лет экономическим кризисом, произошедшим в стране, и породил главный политический рэп-гимн года, «My President» — страстное одобрение Барака Обамы. Расширяя свои музыкальные границы, Jeezy довольно неожиданно стал завсегдатаем на трэках у R&B-исполнителей, зачитав, например, для Usher’а («Love in This Club»), Ciara’ы («Never Ever») и Akon’а («I’m So Paid»). Он даже примерил костюм от Dolce & Gabbana в своем клипе «Circulate».

Теперь, словно Эйвон Барксдэйл (герой сериала «Прослушка» («The Wire») — прим. переводчика) Jeezy хочет вернуться к своим корням. В мае он выпустил «Trappin’ Ain’t Dead», жесткий во всех отношениях микстейп, запомнившийся, в первую очередь, громкими словами из заглавного трэка: «Trappin’ жив, а все эти ниггеры просто напуганы!». Лучшего «разогрева» перед четвертым альбомом, «Thug Motivation 103», над которым рэппер работает с января, представить сложно. Готовящаяся к выходу зимой третья часть серии «Thug Motivation» знаменует возвращение Jeezy к основам — к музыке, вдохновляющей тех, кто пытается сделать деньги на улицах. Даже сегодня — во времена масштабной экономической эпидемии.

— После создания столь успешно принятого и содержательно богатого альбома как «The Recession», что бы ты сказал критикам, которые могут посчитать твое решение вновь сфокусироваться на trapping шагом назад?

— Ниггеры видели меня, занимающимся всем этим дерьмом… Полагаю, что со стороны все происходящее выглядит как мое развитие. Умственное развитие, на самом деле, идет, но я по-прежнему trappin’. Я принес этот shit в рэп и остаюсь ему верен. Я не собираюсь бросать мое дерьмо, для того чтобы стать более успешным в коммерческом плане. «Thug Motivation 103» — это выживание во время и жизнь после рецессии. Что мы собираемся делать на этом этапе? Чтобы они там не думали, я делаю ниггеров лучше, чем они есть. Люди просто понятия не имели о том, что значит само слово «рецессия». Сегодня все хорошо его знают, и далеко не факт, что они услышали его на CNN, ведь чаще всего то, что там показывают, их не касается. Но с тех пор, как они услышали это от «Мистера CNN» (смеется), то есть от меня, оно было понято лучше, и люди переоценили ситуацию. До того как я выпустил «The Recession», уверен, вы не разу слышали слово «рецессия» в новостях. Два месяца спустя — бам! Еще два месяца — и у нас черный президент. Можете называть меня предсказателем (смеется).

— Насколько готов твой альбом?

— Я думаю… Около 75-ти процентов. Я уделяю ему много времени, потому что хочу, чтобы у меня получился стоящий альбом. В возрасте пятидесяти лет не хочу думать, что однажды я сказал что-то глупое, бессмысленное, ничего не стоящее. Когда я буду старше, я хочу иметь кошку, которая подойдет ко мне, будто говоря: «Мужик, мы через многое с тобой прошли». Видите, как много люди трещат сегодня о Майкле Джексоне? Мне нужно это дерьмо. Потому что он на самом деле помог людям пройти через тяжелые времена. И это может быть простым пением и танцами. Я не пою и не танцую, я мотивирую гангстеров, но, по сути, это — одно и то же дерьмо.

— Какие из песен со «103» тебе особенно хочется поскорее представить слушателям? Расскажи о них.

— «Little Homie» — одна из записей, спродюсированных J.U.S.T.I.C.E. League. Там я рассказываю о том, что у меня много молодых братьев, которых то и дело «принимают» на улицах. Не раз и не два я разговаривал с ними, но, готов поспорить, до них так и не дошло. Один из моих корешей получил четыре пули во время выборов. В другого (тоже совсем молодого) — стреляли из АК. В итоге, ему ампутировали ногу. Мой друган Screwww не так давно отхватил пулю в грудь, и ему вырезали селезенку. И каждый раз, пока я в дороге, я получаю эти звонки с новостями… И это не шутки. Я не хочу однажды остаться совсем без друзей. Еще один мой ниггер, Бу Россини, в прошлом году попал в автомобильную аварию и сломал шею. Он сказал, что во всему виной — олень, выбежавший на дорогу. (Смеется) Но мы все прекрасно понимаем, что произошло на самом деле. Это мог быть Belvedere (марка водки — прим. переводчика), но уж никак не олень. Slick Pulla — в тюрьме. Я понимаю, что я не какой-то там супергерой, и весь мир мне не спасти. Просто хочу сказать: «Послушай, ниггер, если ты собираешься ввязаться в это дерьмо, по крайней мере, имей о нем представление».

Еще мне нравится, что получается из трека «Thug Motivation 103». Первый куплет начинается так: «Young, stay focused, homie, you better/ You the realest thing we got, we thought you knew better/ Hate to blow my own horn, homie, who better?/ And despite of what they think, I’m tryna do better/ And in spite of what they think, I’m making you better/ So you can go back & forth about who’s better». («Ты лучше удерживай свое внимание, брат/ Ты самое честное, что у нас есть, мы думали, ты знал это/ Ненавижу дуть в собственный горн. Кто лучший, брат?/ И что бы они там не думали, я каждый раз стараюсь писать лучше/ И что бы они там не думали, я делаю тебя лучше/ Так что можешь сколько угодно долго размышлять, кто же здесь лучший»). В основном этот трек о том, что люди постоянно сравнивают рэпперов между собой, пытаясь определить, кто же из них лучший поэт. Что ж, круто. Но что, если оставить кого-то из этих рэпперов в Crenshaw (район Лос-Анджелеса – прим. переводчика) или даже его родном районе? Выживет ли он? Поверьте мне, я лучший.

Еще одна композиция — «Hood Chick». Мы сделали ее с Канье. И это не просто заявление о том, что я хочу крутую сучку из гетто, как это обычно бывает. Я говорю о том, что мне нужен человек, который будет относиться ко мне так, что я смогу стать лучше, так, что мы оба сможем вырасти. Понимаете, о чем я? Вместо этого я связываюсь с ней лишь просто потому, что она классно выглядит и ничего не знает обо мне, а я хочу ее. Для нее все, моя жизнь, моя друзья — это шутка. Одна из них спрашивает: «Почему рядом с тобой целая сотня ниггеров?» Это не гребаный антураж. Это — моя семья, между прочим.

Вечер. Солнце медленно садится. Мы стоим на парковке студии Soapbox. Jeezy, допивая вторую рюмку Belvedere (закусывает клюквой), рассказывает мне, продюсеру Don Cannon и Kinky B, одному из менеджеров, о интересных случаях, приключившихся с ним в ходе недавнего концертного тура по Европе.

В марте этого года Jeezy заключил договор с влиятельной менеджмент-компанией Hip Hop Since 1978 (среди прочих ее клиентами являются: Kanye West, Lil Wayne, Drake и Just Blaze), возглавляемой Ги Роберсоном и Киэмбо «Hip Hop» Джошуа. Рэпперу нужна была помощь, ведь, если вы помните, в ноябре 2008 года покончил жизнь самоубийством Шакир Стюарт. Именно этот человек в свое время подписал Jeezy на Def Jam.

— Ты всегда плотно сотрудничал с Шакиром Стюартом. Он подписал тебя, он принимал непосредственное участие в создании всех твоих прошлых альбомов. В этот раз ты работал уже без него. Почувствовал разницу?

— Шэйк, на самом деле, не совался в мои дела. Он позволял мне быть самим собой. Стюарт был мои ниггером. Если я делал что-то безумное, он, послушав запись, делал такое выражение лица, что я тут же понимал, что это не то, нужно будет перезаписывать. Порой такие шутки откалывал. «Что-то я сомневаюсь насчет этого трэка, по-моему, звучит, как будто ты пытаешься затащить меня в постель». Самый смешной человек на свете.

Но, буду откровенен. Я никогда не слушал Шэйка. Потому что мое дерьмо — это мое дерьмо, и я делаю его так, как сам хочу. И только так. Но был один случай, я расскажу вам. Речь о трэке «Go Getta» с «The Inspiration: Thug Motivation 102». Я не хотел включать его в альбом, но Стюарт фактически заставил меня. Мы чуть не разругались в пух и прах, когда я узнал, что он полностью свел все это дерьмо. Я записал на припеве Lil Will, парня, подписанного на мой лейбл. Но Шэйк пригласил R. Kelly. Я ничего не имею против Келли, но в этом трэке я хотел видеть своего артиста. Я решил совсем отказаться от этой записи, потому что трэк с R. Kelly — это уже слишком. Сколько было споров по этому поводу… На съемках клипа я был в ярости. Часов в шесть утра в день, когда сдавался мой альбом, я позвонил Стюарту и сказал: «Исключи «Go Getta» из альбома». Позднее, когда я выступал на Philips Arena, 20000 человек подпевали мне: «Go Getta! Go Getta!». Творилось полное сумасшествие! Помню, спустившись тогда со сцены, увидел его, стоящего вдали и улыбающегося. «Все еще хочешь поговорить со мной насчет записи?». Я улыбнулся, словно говоря «Fuck you!» и ушел. (Смеется) Я думал тогда: «Ну да, неплохо, неплохо». В этой индустрии всегда было и будет много ниггеров, которые стараются что-нибудь поиметь с меня. Шэйк был не такой — он был моим ниггером.

Хочу сказать, что его отсутствие при записи альбома — это своего рода вызов для меня. Я должен полностью отдаться работе над этим проектом, потому что люди знают, что Шэйка больше нет с нами, а у меня больше нет такого помощника как раньше.

— Когда ты только подписал контракт с Def Jam, какие планы ты строил касательно своего лейбла C.T.E.?

— Собственно, это — одна из причин, почему я подписал этот контракт. Я не просто хотел стать мега-звездой. Я пришел в этот бизнес с ментальностью хастлера, то есть, уже тогда мне нужно было получить возможность со временем стать владельцем следующего Roc-A-Fella, Ruff Ryders, No Limit, Cash Money. Хочу, чтобы C.T.E. вырос в нечто подобное. Хочу работать с такими же ниггерами, как я сам, с теми, у кого никогда не было возможности заявить о себе. Ведь никто и никогда не давал мне шанс. Я не смог бы даже начать рассказывать вам историю о том, через что мне пришлось пройти, прежде чем я расписался под своим контрактом. Так что все это — не мой личный каприз. У меня был целый ряд причин. С другой стороны, не думайте, что мне плевать на себя. LA Reid рассказал бы вам. Спросите Паффа, сколько времени у меня заняло обналичить тот чек, который я получил за участие в Boyz N Da Hood. Я уже думал, что это дерьмо навечно осело в офисе моего адвоката. Пафф подтвердит, он четырежды отрывал этот чек. Вы же знаете, сколько времени эти чеки остаются действительными. Спросите Def Jam — они расскажут вам, как много у них просроченных чеков.

— Ты уже весьма успешный артист. Принимая это во внимание, немного неясно, для чего тебе сотрудничество с Hip Hop Since 1978. Объясни.

— Я всегда сам управлял собственной карьерой, но сегодня я делать это уже не в состоянии. Признаюсь честно, я был перегружен. Каждый день я просыпался и лично занимался всем своим бизнесом. В то же время мне нужно было записываться в студии. Моя прежняя менеджмент-команда делала, что могло, но постепенно разного дерьма стало слишком много. Нужно разобраться с Belvedere, с Adidas, со съемками в кино, моей линией одежды. Все это — деньги, на которые я буду жить, когда придет время уходить со сцены. Я видел, как много вещей успевает делать Ги Роберсон, и однажды спросил его: «Как ты все это успеваешь?». Мы стали разговаривать, и в итоге я говорю: «OK, ты можешь делать все то же самое для меня?». С Кинком мы «с первого класса вместе». Мы оба столкнулись с дерьмом, которым никогда раньше не занимались. Мы ниггеры не из этой индустрии, так что нам было сложно было привыкнуть к тому, что теперь мы занимаемся этим каждый день. И когда я стал отмечать про себя, что начал говорить правильно и сам могу вести настоящие переговоры с muthafuckas, подумал: «Оу, я захожу слишком далеко». Не хочу ничего менять в Jeezy, потому что я люблю себя таким, какой я есть. И теперь, когда мне стали помогать ребята с Hip Hop Since 1978, я могу быть самим собой. Два разговора, и мы ударили по рукам.

— Другой клиент HHS78 — Drake недавно подписал большой контракт с Universal. Многие люди полагали и полагают, что ему не стоило связываться с мейджором, а ты что думаешь?

— Если бы сегодня я оказался на его месте, предпочел бы продвигаться без помощи лейбла. Для мейджора он — один из многих, со временем он перерастет этот уровень. Но бывает, что у тебя просто нет возможности пробиться в одиночку. Я прошел через это. Сколько копий своего альбома ты продашь из багажника и среди своих близких? Не поймите меня неправильно, именно близкие и улицы сделали меня тем, кто я есть, но в те времена не было iTunes. Сегодня, будь я Drake’ом, я бы не стал связываться с лейблом. Ради чего? «Я выпускаю только синглы. Хрен с ними с альбомами. Зацените мой новый сингл. Идите скачайте его. Я буду выпускать по синглу каждый месяц». Если у тебя достаточно большие цели, достаточно много слушателей и у тебя есть, что предложить, то зачем позволять кому-то еще зарабатывать на этом?

Jeezy недавно начал процесс по приобретению Soapbox Studios. Он планирует сделать своей собственностью рекорд-студию для Boo Rossini, JW, USDA и других артистов с C.T.E. Главная студия, где он и Cannon сегодня записывались до 11 часов утра, и где записывается весь «103» — это элегантное помещение приятного земельного цвета с деревянным полом. Однако, прямо сейчас Jeezy находится в подвальной некрашеной комнате с потрепанными диванами, в углу — красный ковер и ряд, очевидно, давно уже нефункционирующих колонок. Что действительно привлекает внимание в этой комнате, так это черный пистолет, который лежит на столе, перед Jeezy.

Jeezy никогда не делал центральной темой своего творчества конфликты с другими артистами. Он говорил ранее и повторяет сейчас: «Я не участвую в бифах». Но недавно появилась пара прецедентов.

Во-первых, вновь разгорелась давно затихшая история, которая касается Gucci Mane, бывшую trap-звезду Атланты, ставшую рэп-знаменитостью. В 2005 году Jeezy и Gucci записали вместе клубный хит «Icy», но вскоре разругались, не найдя компромисса в споре о роли каждого в авторстве трэка. Jeezy записал дисс «Stay Strapped», в котором предлагал вознаграждение тому, кто принесет ему цепь Gucci, и выпустил его в Интернете. Вскоре после чего, пятеро мужчин ворвались в дом, где находился Gucci. Рэппер застрелил одного из них — Henry Lee Clark’а III. Адвокат Gucci настаивал на том, что убитый был связан с Jeezy. Cам Gucci был оправдан — его действия были признаны самообороной. До весны этого года все было спокойно, по крайней мере, публично. Jeezy посчитал, что Gucci задел его в микстэйповом трэке «Hurry» и резко ответил ему трэком «24-23 (Kobe, LeBron)», в котором заявил: «Сегодня на мне дерьмо от Луи, fuck some Gucci, mane».

Также непростые отношения у Jeezy с DJ Drama, чья популярная серия микстэйпов «Gangsta Grillz», которая пять лет назад существенно помогла рэпперу пробиться. Jeezy прокричал «Fuck DJ Drama!» на прошлогодней вечеринке, посвященной выходу «The Recession», в Нью-Йорке. После этого было выяснение отношений между членами C.T.E. и членами Aphilliates, команды DJ Drama на церемонии вручения наград Dirty Awards в Атланте, в декабре прошлого года. Последний случай произошел в июне в клубе Luckie Lounge (тот же город), когда в результате очередной стычки двух группировок, трое человек были госпитализированы с ножевыми ранениями.

Довольно очевидно, что Jeezy не сильно нравится отвечать на вопросы, касающиеся этих тем, но он спокоен и откровенен… со стволом, мирно покоящимся в паре дюймов от его правой руки.

— Ты и Gucci в прошлом имели определенные проблемы. Но, отстранившись от этого, можешь ли ты сказать, что он достоин уважения за то, что он делает в музыке? За последнее время он стал серьезным артистом…

— Я даже не смотрю на это с подобной точки зрения, потому что у меня нет времени следить за другими артистами, считать их деньги — я занимаюсь собой. Мне не интересно, что делает этот ниггер, злится ли он или что-то еще. Я далеко не эмоциональный ниггер. Случается, что одни ниггеры спрашивают меня про других, но я не хочу слушать кого-либо сидящего и рассуждающего на эти темы. Это дерьмо не стоит моего внимания, и вашего. Тем более, в МОЕМ интервью.

— Учитывая то, что микстэйпы «Gangsta Grillz» занимают не последнее место в твоей карьере, многие были поражены, узнав, что ты сказал «Fuck DJ Drama» со сцены в прошлом году…

— Он стал вести себя как последняя сука. Drama не хотел никому помогать. Он сильно изменился, захотел стать вторым Khaled’ом. Посмотрите на его команду — все люди, которые были с ним раньше, ушли от него. Он никогда не был на улицах. У меня никогда не может быть бифа с подобным ниггером. Он – cornball (буквально: сладкая воздушная кукуруза; на сленге также используется для обозначения простака, обывателя – прим. переводчика). До того, как федералы поймали его на незаконной торговле, он продал миллионы моих микстэйпов. Я в жизни не делал тех денег, какие сделал он на микстэйпах «Trap or Die» и «Tha Streetz Iz Watchin», потому что он сам продавал его. Я — не хейтер. Но больше мы никогда не сделаем совместный микстэйп. Я не взял с него денег за участие в «5000 Ones» (трэк с первого официального альбома DJ Drama на Atlantic Records). А потом, когда я прошу его о записи для одного из моих артистов, он говорит мне, что это будет стоить 20 тысяч долларов! Я выбью дерьмо из Drama. Он знает это. Он не был честен. Но если я просто его побью, это не заставит его уважать мои убеждения. Я просто больше не буду иметь с ним никаких дел. И сделаю так, что множество реальных ниггеров тоже не будут с ним больше связываться. Вокруг полно ниггеров, которые злы на Drama, потому что он не делал то, что должен был. Он не должен брать деньги у людей, если он не выполняет свои обещания.

— Был ли ты расстроен в связи с тем, что он сделал «Gangsta Grillz» с Gucci Mane?

— Его деньги меня никоим образом не касаются. Так что из-за чего бы мне было злиться? Если бы он поработал с моим человеком, не запрашивая с меня 20 тысяч долларов, то можно было бы говорить о нормальных отношениях между нами. Если это бизнес, то делаем бизнес. Но если мы собираемся быть настоящими ниггерами, так давай будем ими.

— Чувствуешь ли ты, что твои отношения с DJ Drama и Gucci Mane еще могут наладиться?

— Нет, не все так просто и легко поправимо в нашей жизни. Я не считаю себя каким-то злющим ниггером. Но. Правильное остается правильным, а неправильное — неправильным. Мое искреннее убеждение: мужик всегда должен оставаться мужиком. Вообще, все эти вещи, о которых мы говорим, больше, чем просто конфликт. Я продвигаю их. Скажете, не так? Просто поговорите с ними, не задавая вопросов, касающихся меня, и вы убедитесь, каким глупым и скучным получится интервью.

Примечание редактора: на момент публикации интервью конфликт Young Jeezy и DJ Drama, судя по всему, исчерпал себя.

Семен Галькевич / XXL



Оставить комментарий

You must be logged in to post a comment.