Дочь Федосеевой-Шукшиной: Надеюсь, Бари изменит отношение мамы к дочерям

25.12.2018


Ольга Шукшина // фото: Ольга Кузнецова

Ольга Шукшина — младшая из трех дочерей Василия Макаровича Шукшина. В браке с Викторией Сафроновой у Шукшина родилась дочь Екатерина, а Лидия Николаевна Федосеева-Шукшина подарила мужу двух замечательных дочерей Марию и Ольгу.

В наступающем году писателю исполнилось бы 90 лет. Перед предстоящей юбилейной датой отца Ольга Васильевна стала чаще наведываться в Россию из Египта, где живёт в доме у Красного моря. Ольга считает, что лучший подарок к юбилею отца — собрать всех родственников за большим столом. Но пока помирить свою разрозненную семью у Ольги не получается. Накануне Нового года Шукшина приезжала в Россию, но маме так и не дозвонилась. 

— Можно не вставать с колен, чтобы благодарить отца, — делится Ольга. — Молитва его душе прежде всего. Благодаря Шукшину все его дети родились с профессией. Нам уже не надо искать никакого смысла. Половину жизни нам стоило потратить, чтобы осознать, что мы носим достойнейшую фамилию, а следующую половину жизни надо во имя этого жить. Господь избрал папу среди миллионов людей и подарил ему такое перо недаром. Люди верят взгляду Шукшина, его героям. Если бы папа был жив, выше профессии, чем быть его ассистентом или помощником режиссёра, для меня бы не было. Я бы оберегала папу, мыла ему ноги после съёмочного дня и давала ему тёплые носочки, чтобы он не мёрз.

— Сейчас в вашу семью пришёл Бари Каримович Алибасов. Вы принимаете выбор своей мамы?

— Я не понимала, к чему эта свадьба двух пожилых людей? До этого я Бари видела пару раз в жизни. На торжестве не была. Мы в последние годы не делимся событиями из своей личной жизни. Лидия Николаевна достаточно холодна, по-питерски, Маша — тоже. Они у меня девушки закрытые. Это у меня ничего на языке не держится. На одной из последних передач Алибасов посадил Настю рядом с собой. Он сказал, что это — дочь Лиды. Бари — официальный муж мамы. Возможно, он повлияет на её отношения с дочерьми в лучшую сторону. Надеюсь на это. В таком возрасте, как у Лидии Николаевны, уже всё отпускается, принимаются любые обстоятельства. Зачем гордыня? Гордыня — грех.

«Природа на нас отдыхает!»

— Ольга, я задам один очень щепетильный вопрос, который волнует многих читателей. Известно, что вы юридически воюете с незаконными фондами имени Шукшина, которые растут, как грибы после дождя. Открывают эти конторы люди, не имеющие никакого отношения к вашей фамилии. Это плохо, но хорошо, что наследники получают авторские отчисления от экранизаций, различных постановок по шукшинским произведениям. Я знаю, что в том числе и от чтения произведений писателя на радио существуют дивиденды.

— Получает отчисления автор, но так как Василия Макаровича нет, получают его дети. Как-то Бари Алибасов сказал, что я не работаю. Книжки трудовой у меня нет. Я трудилась на монашеском подворье. Каждый, кто там работал, знает, что такое трудники. Я даже объяснять ничего не буду. Но всем любителям пощекотать нервы наследникам скажу, что природа действительно на нас отдыхает. Она так постаралась, что мы все греемся в тепле этого солнца, в тепле имени нашего отца. Так случилось, что папы нет, а мы все в порядке. От этого надо отказаться?!

— Как вы познакомились с дочерью отца Екатериной?

— Сестра у меня часто гостит. Искала Катю. Всегда было желание её увидеть. Наше знакомство с сестрой — это цепочка случайностей. Мне было со всех сторон любопытно на неё посмотреть, начиная с её внешности. Лет десять назад мы познакомились. Помню, договорились встретиться на Белорусской. Была толпа, и среди этих людей на меня шла фигура… Шукшина. Ни дать ни взять, прямо на меня шёл чуть сутулый Василий Макарович, с короткой стрижкой, с папироской. Катя оказалась так похожа на отца! Она тоже волновалась.

— А ваша мама с ней когда-либо общалась? 

— Лидия Николаевна с Екатериной никогда не общалась. Помню, в юбилейный год отца были шукшинские чтения на Алтае. Катю туда тоже пригласили, но, говорят, Лидия Николаевна поставила организаторам условие: либо я, либо она. Не знаю, насколько это правда. Мне так рассказали.

— Ольга, я знаю, вы общаетесь и со своей сестрой Анастасией, которая родилась в браке Лидии Николаевны с первым её мужем актёром Вячеславом Ворониным. Как мама и Мария относятся к твоим отношениям с другими сёстрами?

— Холодно. Мама и Маша ревностно на это смотрят. Мария Настю не знает. Я хочу им показать, что это совсем не больно — общаться со своими близкими единокровными родственниками. Из детства помню, что когда возникали какие-то всполохи об этом человеке, то они со стороны мамы были с негативной окраской. Мы знали, что у нас есть некая сестра, которая где-то гуляет, может пьёт, а может курит. Сейчас Настя живёт в Египте в нескольких остановках от меня. Не поверите, но это произошло совершенно случайно.


// фото из личного архива Ольги Шукшиной

«Маша всегда занималась только собой»

— С кем из племянников видитесь?

— С дочерью Насти. Лаура — хорошая девчонка. Поскольку Анастасия была обделена вниманием мамы, она гипертрофированно отдала свои чувства дочери и внуку. С Анечкой и Макариком, детьми Маши, мы хорошо ладили. Я возила их в Иваново, где мы жили с моим сыном Васей. Водила племянников в монастырь на службу. Макар жил десять дней в приюте при монастыре, где мой Вася находился. Лет десять ему тогда было. Маша поспешила сына оттуда забрать. Мальчик только начал осваиваться, ему там понравилось. Он до этого никогда не видел таких условий, им всегда занималась няня. А Маша всегда занималась собой.

— А вы слышали историю, что дочь Маши Аня нехорошо поступила с Лидией Николаевной?

— Хочу сейчас встретиться с Анечкой, поговорить с ней о последних событиях в её жизни. Да, действительно, слишком нашумела история о том, как она продала квартиру своей бабушки Лидии Николаевны.

— Что скажете про младших племянников?

— Фома и Фока, младшие сыновья Маши — мои крестники. Имена мальчикам дал старец. При мне это произошло. Я честно исполняла обязанности крёстной. Мы с ними жили в разных концах города, но я приезжала за ними, когда они были ещё в коляске, возила на утреннюю службу. Потом это всё прекратилось… У Маши возникло неоднозначное отношение к обрядам. Не хочу об этих вещах говорить всуе. 

* * *

Перед тем, как Ольга садилась в самолёт, чтобы улететь в Египет, я поинтересовалась: удалось ли ей дозвониться маме? Она так хотела поговорить с Лидией Николаевной.

— Нет, — ответила моя собеседница, — мама, наверное, в Финляндии. Не знаю её местного телефона. С Бари мы обо всём поговорили, я донесла до него всё, что хотела сказать маме. Думаю, он меня понял. Мне удалось встретиться с Анечкой. Надеюсь, она не получит за это разнос от Маши. Мне кажется, что в этом году что-то произойдёт. Это будет особенный год для всей нашей семьи. Слишком многое становится явным. Много покаяния и желания каяться!



Комментарии закрыты.